Category: техника

Category was added automatically. Read all entries about "техника".

Тот самый "выход из Матрицы" и духовные супермаркеты

«Гипотеза подобна сети: забрось её, и, рано или поздно, что-нибудь да выловишь» (Новалис, «Фрагменты»)

Темы «Жизни в Матрице», «иллюзорности реальности», «выхода из Матрицы» давно уже стали «заезженными»; на этих темах спекулируют множество учений, тысячи аферистов ежедневно зарабатывают деньги на извечном стремлении человека к познанию смысла жизни, к трансценденции. В цикле статей пробую порассуждать на эту тему на «языке» архетипической психологии — надеюсь, что мои читатели поймут главную идею. Продолжая свои предыдущие посты о Матрице восприятия (https://lana-artifex.livejournal.com/93848.html), повторю мысль о том, что аппарат ума у современного «оцивилизованного» человека в своей основе дискретный, двоичный, как бинарный код в программировании. Возможности нашего ума либо ещё не до конца освоены, либо знания прошлых цивилизаций о потенциале использования биокомпьютера-мозга, нашего сознания и подсознания утеряны. Эволюционно человечество на уровне формирующегося самосознания находится в стадии раздробленности и нецелостности.

Collapse )
promo lana_artifex november 29, 2017 12:31 8
Buy for 10 tokens
Бильярд - моя любимая игра после шахмат и го) Бильярд прекрасно иллюстрирует тайну увеличения энтропии. Столкновение двух шаров для бильярда в пространстве 2х измерений содержит почти все элементы столкновения между двумя атомами гелия в трехмерном пространстве. В начале игры…

Мир-симуляция и google glass

 — Как ты думаешь, откуда взялся наш мир? Тот, в котором мы живём?

 — Ты имеешь в виду наше общество? Или...

 — Всё вообще. Общество, земля, солнце, звезды и так далее.

Таня пожала плечами.

 — Ну...Я только в общих чертах знаю. Когда-то очень давно был Большой взрыв. Что-то такое взорвалось и полетело в разные стороны. И мы вот тоже летим. Улетаем всё дальше и дальше.

 — То, о чём ты говоришь — это модель мироздания, созданная человеком в прошлом веке, — сказала Кларисса. — А знаешь ли ты, что любые модели со временем устаревают? Такое происходит каждые сто лет, даже чаще. Всё, что сейчас кажется истиной, со временем становится мусором. Всё без исключения. Это закон.

 — Ну почему, — сказала Таня. — Вот, например, люди раньше верили, что Земля плоская. А Солнце над ней летает. Но теперь мы точно знаем, что Земля вращается вокруг Солнца. Разве это знание когда-нибудь выкинут в мусор?

 — Уже выкинули, — ухмыльнулась Кларисса. — Ты просто не следишь за темой. Большинство известных физиков сегодня верит, что мир и мы сами — это нечто вроде компьютерной симуляции. А применительно к ней бессмысленно говорить, что одна её часть вращается вокруг другой, потому что в симуляциях бывают лишь расчётные коды. При анализе симуляции сохраняет смысл только феноменологическое описание, отражающее твой непосредственный опыт. 

 — Фено...

Collapse )

Туннель реальности

Дон Хуан засмеялся и подмигнул мне.
— Я собираюсь рассказать тебе о тонале и нагуале. Тональ — это социальное лицо.ональ является по праву защитником, хранителем. Хранителем, который чаще всего превращается в охранника.
Я схватился за блокнот. Он засмеялся и передразнил мои нервные движения.
— Тональ — это организатор мира, — продолжал он. — Может быть, лучше всего его огромную работу было бы определить так: на его плечах покоится задача создания мирового порядка из хаоса. Не будет преувеличением сказать, что всё, что мы знаем и делаем как люди, — работа тоналя. Так говорят маги.
В данный момент, например, все, что участвует в твоей попытке найти смысл в нашем разговоре, является тоналем. Без него были бы только бессмысленные звуки и гримасы, и из моих слов ты не понял бы ничего.
Скажу далее, тональ — это хранитель, который охраняет нечто бесценное — само наше существование. Поэтому врожденными качествами тоналя являются консерватизм и ревнивость относительно своих действий. А поскольку его деяния являются самой что ни на есть важнейшей частью нашей жизни, то не удивительно, что он постепенно в каждом из нас превращается из хранителя в охранника.
Он остановился и спросил, понял ли я. Я машинально кивнул головой, и он недоверчиво улыбнулся.
— Хранитель мыслит широко и все понимает, — объяснил он. — Но охранник бдительный, косный, чаще всего деспот. Следовательно, тональ во всех нас превратился в мелочного и деспотичного охранника, тогда как он должен быть широко мыслящим хранителем. <…>
— Тональ — это все, что мы есть, — продолжал он. — Назови его! Все, для чего у нас есть слово — это тональ. А поскольку тональ и есть его собственные деяния, то в его сферу попадает всё  (К. Кастанеда, "Сказки о силе")


Нейробиологи утверждают, что за формирование наших тоналей-туннелей реальности (картинок нашего мира) отвечает механизм импринтирования..
Импринты (буквально, от англ. imprint – запечатлевать, оставлять след) – это структуры мозга, которые определяют характер восприятия, расшифровки и реакции в отношении стимулов окружающей среды. Их включение обусловлено врожденными генетическими программами. Эти практически неизгладимые «впечатления» закладываются в моменты так называемой импринтной уязвимости.

Импринтинг происходит в конкретные отрезки жизни, т. е. строго лимитирован по времени. В эти периоды мозг становится особенно восприимчив к специфическим сигналам, ключевым стимулам окружающей среды. В дальнейшем запечатленные образы играют ведущую роль в специфических поведенческих реакциях животного (включая человека). Импринтирование, в отличие от кондиционирования (обусловливания, научения), не требует многократного стимулирования мозга для запоминания «образца поведения», «биопрограммы». Если в период импринтной уязвимости не поступает ключевого стимула, то соответствующая биопрограмма не запускается либо запускается искаженно или не полностью.

Считается,что "запечатлен" может быть почти любой предмет, как бы он ни отличался от самого животного. Исследователь импринтинга А. Лоренц приводит в качестве примера случай, когда попугайчик запечатлел целлулоидный шарик для пинг-понга. Попугайчик воспринимал его как полового партнера и ласкал шарик, как будто это была голова самки. У других птиц диапазон возможностей запечатления не столь широк. Так, воронята не будут добровольно следовать за человеком, поскольку у него отсутствуют некоторые специфические черты, свойственные взрослым воронам, – способность летать и черная окраска; возможно, здесь важна и иная форма тела.

Другой учёный, П. Фабрициус, работавший с различными видами уток, обнаружил, что в первые часы жизни ни характер движения, ни размеры, ни форма не являются определяющими. Более того, это же можно сказать и о кряканье, которому Лоренц придавал особое значение; тот же результат дают самые разнообразные короткие звуки, следующие один за другим. В первые часы жизни утята реагируют на самые грубые и простые раздражители, но в последующие часы реакция в значительной степени специализируется и утенок фиксирует характерные признаки повстречавшегося первым предмета. Чувствительность ограничивается какими-нибудь несколькими часами.
Да уж, любовь зла… Явление импринтинга может даже объяснить патологическое влечение набоковского Гумберта к Лолите, а также массу других извращений, о которых наглядно можно узнать из гигантского порносодержимого Интернета.
В некоторых случаях импринтирование одних программ запускает другие программы. Например, у гусят и утят импринтинг запускает одновременно механизм:
а) за кем надо следовать, чтобы быть под защитой, чтобы научиться правильным технологиям выживания;
б) с представителем какого вида надо спариваться после полового созревания.
Когда вместо матери импринтируется другой предмет (мяч, механическая игрушка, что угодно, включая и самого экспериментатора), последний также становится объектом полового влечения. Такая закономерность прослеживается не только у птиц, но и у млекопитающих, включая иногда и человека.
Импринтинг обусловлен тремя ключевыми факторами
генетической программой,
эндокринной (гормональной) регуляцией и
определенной ситуацией в момент импринтной уязвимости. Механизм импринтинга зависит от временных параметров, и в том случае если в соответствующее время отсутствовали значимые стимулы, необходимые для запуска той или иной биологической программы, эта программа не будет инсталлирована в будущем. Живое существо в таком случае теряет способность к адаптации в среде обитания, не может адекватно общаться с сородичами, спариваться, участвовать во внутривидовой конкурентной борьбе, исполнять родительские функции.
В ряде экспериментов было установлено, что импринтинг тесно связан с увеличением белкового синтеза. В опытах с цыплятами учёный С. Роуз и его коллеги устранили все возможные посторонние влияния. Синтез белка в мозгу цыпленка увеличивается в течение первых двух часов после воздействия стимула. Исследователи перерезали у цыпленка нервные пути, которые служили для передачи зрительной информации из одного полушария в другое, и закрывали один глаз цыпленка. В итоге в той половине мозга, которая была связана с открытым глазом, белковый синтез был выше, чем в половине мозга, связанной с закрытым глазом. Возможно, что в процессе запоминания синтезируемые белки транспортируются к синапсу и изменяют его структуру.

У Тимоти Лири есть замечательная книга "Деструктивные психотехники в религиозных сектах", уже о ней упоминала. В этом исследовании явление импринтирования-зомбирования восприятия человека, проходящего через стресс, духовный кризис, описано более чем красноречиво.

Шокирует то, что духовные кризисы, через которые каждый человек хоть раз, но проходил - это в 99% случаев предлог для всякой нечисти вроде сект и прочих "ловцов душ" заманивать людей в свои сети. В таких организациях, вуалирующих свои названия и намерения, по-всякому, происходит перепрограммирование мозга человека, находящегося в рафсфокусе, стрессе - т.е. в состоянии импринтной уязвимости. И вуаля! - в мозг подгружаются деструктивные программы, заточенные на отъём материальных и, прежде всего, энергетических ресурсов человека. Правду говорят, что вся нечисть обитает на земле, а не в аду.

Отфильтрованная реальность


Тени разума, бессмысленные и назойливые, ополчились на меня; их
несметное множество составляло некое подобие мира и, чтобы избежать
смятения, каждому призраку дал я имя, каждому приписал сложные законы
существования. Теперь они реальны, а я — нет.
Только в редкие минуты чистого сознания вспоминаю я, что это просто тени, и тогда гоню их прочь.
(Даниэль. О созерцании)
"На протяжении сотен и сотен страниц изложения учения толтеков можно наблюдать, как дон Хуан методично и беспощадно разрушает картину мира, "труннель восприятия" Кастанеды. Нам, разумеется, не повторить процесса, но если мы хотим иметь хотя бы частичное представление о характере и целях столь странной (может быть, даже опасной и вредной?) работы и решились узнать, отчего «перепаханный» таким способом субъект делается магом, надо, пожалуй, вначале поразмыслить над сверхценной идеей, составляющей фундамент нашего, человеческого космоса" (А. Ксендзюк, "После Кастанеды")

фундаментальной задачей учения дона Хуана является восстановление подлинной целостности восприятия себя и мира. Согласно философию толтеков, это единственный путь к постижению Реальности, а значит, и к освоению ее. Ошибкой будет считать учение толтеков эзотерикой и оккультизмом. Это, скорее, очень целостно изложенная концепция мира, которую до сих пор с интересом исследуют антропологи во всём мире.

Традиционный же оккультизм чаще всего предлагает не Реальность саму по себе, а просто очередной вариант описания мира, который может быть сколь угодно привлекательным, оставаясь таким же замкнутым и ограниченным, как всякое иное описание — бытовое, научное и т. д. Мы постоянно сталкиваемся с новыми вариациями на ту же тему, когда знакомимся с сочинениями современных духовидцев или рассуждениями философствующих экстрасенсов.



Я считаю, что восприятие человека на протяжении веков изменяется. Определенному времени соответствует определенная форма, определенный узел из бесчисленного количества энергетических полей. И овладение модальностью времени — этими несколькими избранными полями — отнимает всю имеющуюся у нас энергию, не оставляя нам возможности использовать какие-нибудь другие энергетические поля." ("Путешествие в Икстлан", К. Кастанеда)
Понять, почему дело обстоит таким образом, можно, если вспомнить о гигантсикх масштабах работы, совершаемой в процессе восприятия. Даже элементарный акт перцепции (восприятия) является плодом усилий сложного и неосознаваемого механизма.

Исследователь учения толтеков А. Ксендзюк пишет так:: "Для того, чтобы стать полноценным компонентом нашего описания мира, внешний сигнал подвергается многочисленным и разнообразным процедурам — трансформациям столь значительным, что поневоле приходишь в изумление: насколько ничтожна связь нашего внутреннего мира с Реальностью! Какою мерою можно оценить глубину той пропасти, что разверзлась между людьми и вездесущим Объектом? А ведь мы сами — его неотъемлемая часть, взгляд, направленный изнутри Реальности на все ту же Реальность, но взгляд бесконечно искусственный, последовательно искаженный, доведенный до абсурдной слепоты".



На рисунке - максимальна упрощенная модель человеческого восприятия. Современная психология знает немало подобных схем, но и масштаб искажений сенсорной информации, проходящей через данный механизм, остается предметом дискуссий и является, собственно говоря, проблемой не столько психологической, сколько философской — одним из тех "проклятых вопросов", к разрешению которых по сей день нельзя даже подступиться.

Дон Хуан, презирающий всякую метафизику и опирающийся исключительно на непостижимый опыт «магической» практики, считает, что искажения почти полностью скрывают от нас облик мира. Аппарат нашего восрпиятия очень ограничен. А это значит, что некоторая (быть может, бесконечно значительная) часть Реальности остается вовсе недоступной восприятию. Невоспринимаемое буквально пронизывает мир, существуя в самой непосредственной близости от человека, но никак с ним не пересекаясь. Всеми способами наука стремится проникнуть в невоспринимаемое — приборами, экспериментом, интеллектуальным моделированием, однако кто знает, насколько она преуспела в этом?
Легко можно проследить, какая часть сенсорной информации, доступной нашему аппарату и полученной им, отсеивается сразу же, утопая в аморфном пространстве бессознательного. Это так называемый сенсорный «шум» — лишенные всякого смысла сигналы, лежащие в стороне от луча внимания, осмысление которых специально не производится. В серии тройного вытеснения «шум» отсеивается в первую очередь. Здесь следует помнить, что только внимание определяет, что в данной ситуации «шум», что — полезный сигнал. То же самое происходит на остальных уровнях вытеснения. Например, для здорового человека скорость и характер сокращений его сердечной мышцы почти всегда является сенсорным «шумом», восприятие которого полностью бессознательно. Но в случае серьезной озабоченности болезнью сердца такая информация быстро может стать полезным сигналом, а в «шум» превратится что-нибудь другое.
Дальше полезный сигнал поступает в смыслообразующий блок, где формируются комплексы или пучки сигналов одновременно с их «узнаванием». Полезный сигнал осмысляется, т. е. наделяется значением согласно заготовленному списку. Процесс наделения смыслом является, возможно, самым сложным и энергоемким моментом в механизме восприятия. О том, каким именно образом это происходит, ученые рассуждают давно, разрабатывая многообразные версии и модели. Сам Кастанеда явно отдает предпочтение теории «глосс» Т. Парсонса.

"Описание подхода к пониманию магии содержится в идее Толкотта Парсонса о глоссах, — говорит он в беседе с Сэмом Кином на страницах "Psychology Today". — Глосса — это тотальная система восприятия и соответствующих средств артикулирования. Например, эта комната является глоссой. Мы соединили всинкретическом целом ряд изолированных восприятий — пол, потолок, стены, окно, освещение и т. д. — и этим создали нерасчленимую целостность. Но нас следует определенным образом обучить, чтобы так собирать мир." Если следовать данной терминологии, то глоссировка производится именно в смыслообразующем блоке.
По окончании этой работы определенный объем информации оказывается просто излишним. На данном этапе и происходит второе вытеснение, на этот раз в подсознательное.

Следующий процесс — референция, то есть оценка осмысленного сигнала — для своего успешного протекания нуждается не во всем комплексе (пучке) собранного восприятия, а лишь в отдельных параметрах, по которым должна производиться оценка. И в этом случае сложность механизма обусловлена подвижностью внимания, что, в свою очередь, непосредственно связано с изменениями мотивации. В каждый отдельный момент мы сознательно воспринимаем лишь то, что оцениваем.

Но и здесь работа не заканчивается. Произведенная референция порождает третье вытеснение — устранение сигналов, в той или иной степени противоречащих избранной оценке. К несчастью, человек мало способен работать с неоднозначным материалом, полным внутренних конфликтов и парадоксов. Третье вытеснение особенно легко заметить в межличностных отношениях, т. к. именно в общении с себе подобными человек глубже всего погружен в оценочность. Психотерапевты хорошо знают это явление: если клиент уверен, что кто-то к нему относится отрицательно, то любое поведение данного лица, противоречащее такому убеждению, он, скорее всего, не заметит. Впрочем, референтный аспект перцепции универсален, и его результаты можно прослеживать постоянно.
Итак, на выходе из референтного блока мы получаем информацию настолько ущербную и однобокую, что всякий образ, построенный на ее основе, должен страдать явной и всесторонней недостаточностью. Почему же такая недостаточность ускользает от нашего внимания и, более того, кажется совершенно неочевидной в большинстве случаев? Механизм, с таким успехом скрывающий убожество нашего восприятия, Гриндер и Бэндлер удачно назвали «галлюцинированием».

В процессе "галлюцинирования", или "достройки", все утерянные, отсутствующие после вытеснений компоненты заменяются при помощи продуктивной части перцептуального аппарата сконструированными, достроенными, чтобы неизменно сохранять иллюзию целостности. «Галлюцинирование» делается явным, когда человек, исходя из собственных предубеждений, начинает приписывать людям или объектам характеристики и действия, не существующие в реальности. В таких случаях говорят: он видит то, что хочет видеть. Окружающим часто трудно понять, откуда у подобных людей столько упрямства и убежденности — нам никак не верится, что они именно галлюцинируют, т. е. воспринимают несуществующее как реальность. Мы поневоле хотим думать, что это сознательное искажение, обман и тому подобное. К несчастью, здесь оказывается пораженным сам процесс восприятия, протекающий вне области ясного сознания, так что переубеждение этих упрямцев наталкивается на почти непреодолимые трудности.

Известный эксперимент Постмена и Брунера очень убедительно демонстрирует универсальность процесса достройки ("галлюцинирования") во всех актах перцепции. Брунер и Постмен обращались к испытуемым с просьбой идентифицировать игральные карты, которые можно было видеть в течение очень короткого и тщательно измеренного отрезка времени. В основном это были обычные карты, но попадались и «аномальные». Например, красная шестерка пик или черная четверка червей. Даже при самом коротком предъявлении большинство испытуемых правильно идентифицировали почти все нормальные карты. Что же касается аномальных, то они чаще всего без колебаний идентифицировались как нормальные. Черную четверку червей принимали либо за черную четверку пик, либо за красную четверку червей. При этом испытуемые вовсе не высказывали своих предположений, они называли то, что действительно видели. Это подтвердилось следующим образом. По мере увеличения длительности предъявления аномальных карт, испытуемые начинали колебаться, выдавая тем самым некоторое осознание аномалии. При предъявлении им, например, красной шестерки пик они сообщали следующее: "Это шестерка пик, но что-то в ней не так… У черного изображения края красные."(!)

Поистине, мы находимся в "пузыре восприятия" и видим на его стенках то, что сами сконструировали внутри себя. При этом наш аппарат использует три пары способов воздействия на полученный сигнал:
вычленение (изоляция) — вытеснение
усиление — ослабление
комплексация (сборка) — игнорирование
Таким образом, невозможно не согласиться с доном Хуаном: грандиозный механизм восприятия неминуемо должен потреблять львиную долю психической энергии индивида. Обратной стороной этого процесса, еще более энергоемкой, оказывается эмоциональное реагирование как результат вовлеченности субъекта в переживаемое им «галлюцинаторное» описание мира, но это уже эффект, последствие работы тоналя - нашего рассудочного мышления.
Итак, для того, чтобы всерьез взяться за восстановление подлинной целостности своего существа (т. е. необусловленного восприятия в чистом виде)человек имеет две достаточно веские причины:

когнитивную (так как в нынешнем состоянии у нас нет доступа к Реальности и мы манипулируем только самодельным "описанием мира") и энергетическую (так как удержание описания требует почти всей перцептивной энергии личности). Другими словами, мы не знаем и не имеем сил постичь Реальность, а значит, и настоящую сущность нас самих. Человек очень ограничен в этом мире, но, одновременно, наш ум-ограничитель одновременно - ящик Пандоры, тк в нашей власти расширять своё сознание и Осознание до невиданных пределов. И учение толтеков это наглядно демонстрирует.

Как возникает иллюзия. Материалистическая позиция

"В человеческом мозге работают первоклассные моделирующие программы. Наши глаза не передают в мозг точную фотографию окружающего или беспристрастную киноленту временных событий. В мозге происходит построение постоянно обновляемой модели, которая, хотя и обновляется на основе поступающих по оптическому нерву закодированных импульсов, строится тем не менее мозгом. Убедительным свидетельством этому служат оптические иллюзии. Иллюзии одного из основных типов, примером которых может служить куб Неккера, возникают потому, что получаемая мозгом от органов чувств информация соответствует двум различным моделям реальности. Не имея данных, на основе которых можно сделать выбор, мозг перескакивает от одной модели к другой, и мы видим их поочередно. На глазах одна картинка почти буквально превращается в другую.

Collapse )

Творческий процесс и инсайты

Попробую поразмышлять о механизме любого творческого озарения, инсайта. Известно, что мгновения таких озарений приходят к человеку после того, как он наполнил свой ум подробной информацией обо всех возможных решениях стоящей перед ним задачи. Однако всё, что у него есть — это кусочки мозаики, которые нужно как-то сложить в изящный, лаконичный узор. И вдруг неожиданно, в момент расслабления, когда человек занят чем-то посторонним, а не непосредственным обдумыванием проблемы — в этот момент какая-то дверка приоткрывается на доли секунды — и приходит инсайт, решение проблемы. Инсайт запечатлевается в сознании как интуитивная вспышка и может стать кульминационным моментом долгих годов поиска. Информация буквально впечатывается в ум и затем расшифровывается в обычную линейную форму, пока сам человек пребывает в радостном возбуждении.

Ключевой момент в том, что инсайт произошёл в момент расслабления. Пока ум не занимал себя какой-то определённой проблемой или просто предавался мечтам, сознание человека словно совершило некий квантовый скачок на другой уровень восприятия. Там оно увидело решение, т. к. решения всех проблем уже существуют, человек просто ежесекундно выбирает определённые варианты из множества возможных.

Collapse )